Сергианство появилось в Российской Церкви в 1927 г. когда временный заместитель патриаршего Местоблюстителя, находящегося в ссылке, митр. Сергий (Страгородский) совершил грех предательства Христа, пойдя на тайный сговор с врагами Его – большевиками, с целью подчинить Церковь коммунистической идеологии. Не имея на то канонических полномочий, он собрал свой синод единомышленников и 29 июля издал декларацию ко всей Российской Церкви, в которой выдвинул ранее осужденную Церковью обновленческую идею соединения церкви с большевистским режимом, «радости и печали» которого объявлялись радостями и печалями Церкви. Далее им были отменены молитвы о «в тюрьмах и в изгнании сущих» и введены молитвы за советскую власть. В самый разгар гонений митр. Сергием было объявлено на весь мир, что никаких гонений на Церковь в СССР нет, а все мученики за веру являются политическими преступниками. Декларация митр. Сергия и его новый курс были отвергнуты большинством епископата, во главе с тремя Местоблюстителями, указанными в завещании патр. Тихона. Произошел раскол, в результате которого образовалась сергианская «церковь» признанная советским режимом как официальная. В 1943 г. эта церковь была переименованная Сталиным из Российской в «Русскую Православную Церковь Московского Патриархата», и называется таковой до сего дня. По благословлению сергианской советской церкви подлинная Российская Православная Церковь беспощадно уничтожалась большевиками как «контрреволюционная организация» и была вынуждена уйти в катакомбы и частью сохранялась за границей. Для обоснования своего предательства сергианство позже обросло еретическим учением, согласно которому большевизм был объявлен «Богом данной властью», а коммунистический строй «самым христианским и свободным в мире». Став неотъемлемой частью богоборческого режима и органов НКВД-КГБ советская церковь, возглавляемая ныне «патриархом» Кириллом, и по сей день продолжает вести войну с истинной Церковью и верой, прикрываясь наименованием «Русской православной церкви».

Об Авторе

ПИСЬМО ЕПИСКОПА ПАВЛА «О МОДЕРНИЗИРОВАННОЙ ЦЕРКВИ
ИЛИ О СЕРГИЕВСКОМ "ПРАВОСЛАВИИ"»

Дорогой брат о Христе. Отовсюду идут все нехорошие вести, что церковные деятели, разделяющие заблуждение митр. Сергия, уже отчасти сознают, что все они сидят в обновленческом болоте, но, чтобы успокоить свою совесть и других, они уверяют себя и пасомых, что декларация и церковная деятельность митр. Сергия касается лишь внешней организационной стороны Церкви Христовой, что митр. Сергий в своей декларации и последующей деятельности не нарушил ни канонов, ни догматов церковных, — что все им сделанное касается земных внешних интересов Царства Божия, что они, единомышленники митр. Сергия, презрели внешнюю сторону ради сохранения сущности и порядка церковной жизни, — что они решили внешнее временно игнорировать, чтобы получить возможность блюсти в чистоте сущность Церкви, как Божию закваску и энергию в жизни людей, а посему не стоит, мол, из-за пустяков смущаться, а тем более отмеживаться от митр. Сергия и осуждать его «многополезную» для Церкви работу. Так-ли это? Действительно-ли сергиевская декларация и деятельность не затрагивает сути православно-церковного вероучения?

Господь наш Иисус Христос, сказавший: «воздадим кесарево Кесареви», и тем определивый отношения Церкви Своей к власти зем­ной, сказал также, в другое время (беззаконному сборищу богоубийц): «но теперь ваше время и власть тьмы» (Лук. 22, 53). Соответственно этому в пророческих поучительных книгах Ветхого и Нового Заветов точно различаются времена обычные, и времена необычные, ненормальные, эсхатологические. О тех и других наиболее подробно говорится у пророка Даниила и в Откровении св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Точно также и св. апостол Павел различает времена нормальные и последние (1 Тим. 4, 1-2; 2 Тим. 3, 1-5) — эпоху великого отступления и явления человека греха, который своей боговраждебной деятельностью погубит вселенную и весь род человеческий. Между тем митр. Сергий в своей декларации и знаменитом указе выставляя себя великим знатоком знамений времени, совершенно игнорирует учение Слова Божия, смешивает времена нормальные с апокалиптическими, относя к последним завещание апостола Павла (Рим. 13, 1-7; 1 Тим. 2, 1-7), сказанное к временам обычным и нормальным.

Св. пророк Даниил (см. главы 7-9, 11-12) точно различает нормальную государственность и боговраждебную, а потому и беззаконное государство последних времен. С особенными подробностями говорит о боговраждебной государственности св. апостол Иоанн Богослов, свидетельствующий о том, что Церковь Христова не поклонится Зверю — человеко-богу, говорящему гордо и богохульно, и предпочтет жить в пустыни, а поклонятся человеко-богу лишь те, имена которых не написаны в книге жизни (Апок. 12 и 13 главы). Хотя, конечно, не исключается возможность того, что в те печальные времена многие церковные вожди поклонятся человеко-богу, его боговраждебной деятельности и растлевающему душу учению, а самих себя и пасомых станут успокаивать и говорить всем, что они не нарушили ни догматов, ни канонов, остаются, как и прежде, православными, не замечая того, что их преступление грешнее и тяжелее, чем ересь и раскол. А когда им возразят и скажут: «Ведь вы же поклонились Зверю и нас ведете на погибель», они без всякого смущения им ответят: «До Зверя еще далеко, зачем вы напрасно омрачаете свою душу».

Нечто подобное наблюдается и сейчас. Верующие в Грядущего судить живых и мертвых отчетливо сознают ту безспорную истину, что Русская Православная Церковь в данную историческую эпоху, либо вступила в период великого отступления рода человеческого от веры в Бога, о котором неоднократно говорил ап. Павел (2 Сол. 2, 3), и который предшествует временам Презренного (Дан. 11 глава), либо переживает «годину области темныя» (Лук. 22, 53) — апокалиптический эпизод, глубоко насыщенный эсхатологическим содержанием — промыслительный намек Божий на необходимость покаяния и нравственного исправления. В том и другом случае Церковь Христова, по примеру святого своего Основоположника и Главы Господа Иисуса Христа не должна покланяться боговраждебному институту. Сатана обещал Спасителю все царства мира и славу их, безпрепятственное распространение Христианства без крови и мученичества, без Голгофы и Креста, все блага и удобства вкупе с легализацией проповеди о Царстве Божием в царстве диавола, только при одном условии: «аще пад поклониши ми ся». Но Иисус Христос сказал ему в ответ: «Отыди от Мене, сатано, ибо написано: Господу Богу твоему покланяйся, и Ему Одному слу­жи» (Матф. 4, 9-10). Однако митр. Сергий поступил иначе. Исходя из ложных понятий о толкованиях пророческих книг слова Божия, игнорируя знамения времени, церковное предание и святоотеческое учение (см. молитву св. Василия Великого об Юлиане Отступнике, житие вел. муч. Меркурия), митр. Сергий не лично от себя и своего Синода, но от имени всей Православной Кафолической Церкви поклонился человеко-богу, говорящему гордо и богохульно. Не только справедливость беззакония и богоотступничества, но и, как всем известно, ввел в церковно-богослужебную практику Православной Церкви «осанна» хулящим Господа, Промыслителя и Вседержителя вселенной.

Теперь разсуди сам, как назвать таких церковных вождей, которые от имени Православной Церкви поучают о том, что в христианском храме или молитвенном доме, должен петь «осанна» каждый не только Сыну Божию, но и сынам беззакония, хулящим крестную силу Божию и поставивши своей первейшей и ближайшей задачей не только уничтожение христианской религии, но и истребление в человеческой психике инстинкта богоощущения. А как, разсуди, назвать то место, где взамен христианизации душ человеческих и христианского учения о спасении, совершается одна из тайн беззаконий — модернизированная, хорошо замаскированная сатанизация «малых сих», плохо или с трудом разбирающихся в вопросах православно-христианского благочестия, и слепо следующих за авторитетными церковными заправилами.

Я, грешник, думаю, что таких церковных деятелей нужно назвать не только еретиками и раскольниками, но и богоотступниками. Ведь митр. Сергий вводит в церковное богослужение неслыханную в истории Церкви ересь модернизированного богоотступничества, естественным последствием которой явилась церковная смута и раскол. Можно-ли после этого утверждать, что декларация и деятельность митр. Сергия касается только внешней стороны церковной жизни, нисколько не затрагивая сущности церковного Православия? Ни в коем случае сказать этого нельзя. Митр. Сергий своей суемудренной и злочестивой декларацией, и последующей антицерковной работой, создал новый обновленческий раскол, или сергиевское обновление, которое, сохраняя для «малых сих» фикцию Православия и каноничности, гораздо преступнее первых двух обновлений (1922 г. и 1925 г.)

Итак, митр. Сергий попрал не внешнюю сторону, а самое внутреннее существо церковного Православия. Ведь «осанна» Христу и Антихристу, исполняемая сейчас в христианских храмах, касается самой сущности христианской веры и представляет собою явную апостасию — отпадение от веры, богоотступление. Поэтому придерживающая сергиевского суемудрия, а тем паче разделяющий его, не может быть наставником и хранителем благочестия, т. к. неизбежно помимо его воли, христианская закваска и соль, носителем которых он является, преподаются жаждущему истины спасения вместе с бесовской прелестью и диавольским заблуждением. Всякий внимающий таким церковным учителям, вместо благочестия поучается злочестию, вместо истины ее фальсификации, вместо отрады и духовного утешения испытывает горечь и теряет надежду спасения. Поэтому, умоляю тебя, брате, не успокаивай себя ложными мыслями о том, что внешнее можно игнорировать, чтобы сохранить внутреннюю чистоту и порядок церковной жизни, ибо митр. Сергий ниспровергает самую сущность церковного Православия. Тем, кто поплелся за митр. Сергием, возвращение на путь истины — задача трудная, сопряженная с немалыми скорбями и лишениями. Но я, грешный, вижу все, и живу надеждой на Бога, Милующего, Умудряющего и Укрепляющего немощных. Ему же подобает всегда и во веки честь, слава и поклонение.

Спасайся, брате, остался ты один только. С братскою о Христе Иисусе любовью, твой брат из Церкви «лягальной» (от слова «лягать»), пребывающий в пустыни по случаю гнева Божия, чающий спасения не от врагов Божиих и князей бесовских, но от Бога Иаковля, Сотворившего небо и землю. Аминь.

Май 1928 г.


Источник: "Церковная жизнь" №№1-2, 1991 г.

Скопировать ссылку