Сергианство появилось в Российской Церкви в 1927 г. когда временный заместитель патриаршего Местоблюстителя, находящегося в ссылке, митр. Сергий (Страгородский) совершил грех предательства Христа, пойдя на тайный сговор с врагами Его – большевиками, с целью подчинить Церковь коммунистической идеологии. Не имея на то канонических полномочий, он собрал свой синод единомышленников и 29 июля издал декларацию ко всей Российской Церкви, в которой выдвинул ранее осужденную Церковью обновленческую идею соединения церкви с большевистским режимом, «радости и печали» которого объявлялись радостями и печалями Церкви. Далее им были отменены молитвы о «в тюрьмах и в изгнании сущих» и введены молитвы за советскую власть. В самый разгар гонений митр. Сергием было объявлено на весь мир, что никаких гонений на Церковь в СССР нет, а все мученики за веру являются политическими преступниками. Декларация митр. Сергия и его новый курс были отвергнуты большинством епископата, во главе с тремя Местоблюстителями, указанными в завещании патр. Тихона. Произошел раскол, в результате которого образовалась сергианская «церковь» признанная советским режимом как официальная. В 1943 г. эта церковь была переименованная Сталиным из Российской в «Русскую Православную Церковь Московского Патриархата», и называется таковой до сего дня. По благословлению сергианской советской церкви подлинная Российская Православная Церковь беспощадно уничтожалась большевиками как «контрреволюционная организация» и была вынуждена уйти в катакомбы и частью сохранялась за границей. Для обоснования своего предательства сергианство позже обросло еретическим учением, согласно которому большевизм был объявлен «Богом данной властью», а коммунистический строй «самым христианским и свободным в мире». Став неотъемлемой частью богоборческого режима и органов НКВД-КГБ советская церковь, возглавляемая ныне «патриархом» Кириллом, и по сей день продолжает вести войну с истинной Церковью и верой, прикрываясь наименованием «Русской православной церкви».

Священномученик Виктор, епископ Глазовский и Вотский

ПИСЬМО К ЕПИСКОПУ АВРААМИЮ (ДЕРНОВУ)

Дорогой Владыко!

Мир Вам от Господа!

Два письмеца ваши получил и обрадован. Не скрою, вместе с радостью письма твои доставили и печаль моему сердцу и сердцу любящих тебя вятичей. Ты хвалишь меня за ревность, превозносишь меня, забывая о моей греховности, до Колесничника Илии. О, как стыдно мне от этого сравнения, потому что я недостоин его!.. Но вот твои два слова, что ты желаешь уйти в безвестное странничество, чтобы молиться без зазрения совести во всяком храме без различия, – эти два слова тяжелым камнем легли на сердца наши и придавили все похвалы твои ревности нашей.

Ведь вне Православной Церкви нет благодати Божией, а следовательно, нет и спасения, нет и не может быть и истинного храма Божия, а есть просто дом, по слову Василия Великого. По моему мнению, храм без благодати Божией делается местом идолопоклонничества, и самые святые иконы, оголенные от животворящей их Благодати Божией, делаются мертвыми досками – идолами. И вдруг ты пишешь, что желал бы молиться везде, где хвалится имя Божие.

Но ведь если продолжить твою речь дальше, то ты попадешь не только ко всяким еретикам, но и к магометанам, буддистам и пр<очее>, ибо и у них ведь славится имя Божие. Но ты и сам видишь, что такие мысли полного безразличия разрушают не только смысл и значение Православной Церкви, но даже и самое христианство. И к чему тогда наше исповедничество за истину Церкви Православной? Для чего терпим лишения, страдания, а может быть, придется понести и самую смерть?! Это из первого твоего письма, а вот из второго – ты упоминаешь здесь о расколе, кафарах, чистых и пр<очее> и как будто даже сквозь строки приписываешь это нам. Это опять уничтожает все твои похвалы нам за истинное слово наше, которое, по твоему мнению, мы должны были сказать прельщенным.

Нет, священная глава, мы не отщепенцы от Церкви Божией и не раскольники, отколовшиеся от нее: да не случится этого никогда с нами. Мы не отвергаем ни Митрополита Петра, ни Митрополита Кирилла, ни Святейших Патриархов, я не говорю уже о том, что мы с благоговением сохраняем все вероучение и церковное устроение, преданное нам от Отцов, и вообще не безумствуем и не хулим Божией Церкви.

Вот в 1923 г<оду> мы точно так же исповедовали истину Церкви и добились своими страданиями того, что нечестивые изгнаны были от Церкви Божией и образовали свое «обновленческое» сборище отдельно от нас. Так что же, по твоему мнению, мы в своем исповедничестве тогда были раскольниками? Не думаю, чтобы ты так мыслил, ибо сам благословлял нас и лобызал язвы наши. Так учили о нас, как о раскольниках, прельщенные диаволом предатели Церкви, желая таким путем защитить свое отречение и падение.

Так точно делают те же лица и теперь, обвиняя нас в расколе. Но мы не раскол делаем в Церкви, а только требуем, чтобы предатели Церкви Божией оставили свои места и передали управление в другие руки или слезно покаялись и раскаялись в содеянном зле.

Или ты думаешь, что Сергий лучше Антонина? Его заблуждения о Церкви и о спасении в ней человека мне ясны были еще в 1912 году, когда я писал о нем в старообрядческом журнале, что придет время и он потрясет Церковь. Так оно и вышло. И нам нужно принять все меры, чтобы сохранить и оградить овец Православной Церкви от новой лести. И это не мы одни к этому стремимся, а с нами собор Соловецких епископов (26), с нами великое множество рабов Божиих. Ужас того зла, которое производят эти волки во ограде Христовой, подавил страх перед ними, как хозяевами Дома Божия, хотя они и не хозяева, а самозванцы. Митрополит Петр не благословил ни «Синода», ни «воззвания», ни той деятельности, которую производит Митрополит Сергий, превысив свои полномочия, он из простого присмотрщика за Церковью сделался хозяином Церкви. И вот в разных концах Православной Русской Церкви раздался голос, обличающий предателей, и явились попытки удалить их от начальства, как подобное этому было и в 1923 году. Но разорители Церкви надеются, что Митрополит Петр не вернется к «жизни» – как прежние отступники от Церкви, живоцерковники, надеялись, что Святейший Патриарх «не воскреснет». Мы же имеем другую надежду, что память их самих погибнет с шумом, как осквернителей душ христианских.

Мы с детскою простотою веруем, что сила Церкви не в организации, а в Благодати Божией, которой не может быть там, где нечестие, где предательство, где отречение от Православной Церкви, хотя бы и под видом достижения внешнего блага Церкви. Ведь здесь не простой грех Митрополита Сергия и его советчиков. О, если бы это было только так! Нет! Здесь систематическое, по определенному обдуманному плану разрушение Православной Церкви, стремление все смешать, осквернить и разложить духовно. Здесь заложена гибель всей Православной Русской Церкви. Ведь здесь и явное извращение существа Церкви, а именно сознательное приспособление ее – Небесной Христовой Невесты, служению миру, т<о> е<сть> злу, ибо мир во зле лежит.

«Не поклоняйтесь под чужое ярмо с неверными» и пр<очее> – заповедует св. апостол (2 Кор. IV, 14—18). А эти учат обратному. И все это должно распространиться по всей Православной Русской Церкви, ибо все должны одобрить новое нечестие, а иначе – прещение, ибо, говорят, «мы ваше начальство». О, ослепление ума! О, ужас переживаемого!

При испытании 1923 года и позднее ясно обнаружилось, что оплотом Православной Церкви оказались исповедники Истины – епископы, связанные неразрывною благодатною связью и любовью с их паствами. И что же делают новые враги православия? Они перемещают таких епископов с их кафедр и их места занимают своими ставленниками, и это не единичные случаи, а совершается это в определенной системе по всей Русской Церкви. Ты можешь себе представить, какой стон, плач и ужас покрыли Православную Церковь, когда в ней началось это рассечение нерассекаемого!

Ленинградское <Петроградское> духовенство и миряне запросили Митрополита Сергия, чем он объясняет это злодеяние? И он наивно отвечает, что здесь страдает не Церковь, а епископы и паства. – Так разве это не малая Церковь? Не ячейка Вселенской Церкви? А нужно это, по словам Митрополита Сергия, будто бы для выявления лояльности в отношении к гражданской власти. – Что за безумие?! – Разорением Церкви выявлять свою лояльность.

Далее, вторым оплотом Православия оказались приходские советы. И что же опять делают новые враги Православия? Они дают наказ свести значение приходских советов на нет, и это для того, чтобы их ставленники-епископы по своему усмотрению замещали священнослужительские места. Какое теперь начнется осквернение душ нечестивыми священно-служителями, которых епископы будут рассовывать везде, и какое и те, и другие, т<о> е<сть> епископы и священники, не признанные верующим народом, произведут ужасное разложение веры и упадок религиозной жизни… Поистине эти злоумышления против Церкви не от человека, а от того, кто искони был человекоубийца и кто жаждет вечной погибели нашей, т<о> е<сть> диавола, слугами кого и сделались новые предатели, подменив самую сущность Православной Христовой Церкви: сделав Ее из небесной земною, из благодатного союза – политической организацией.

В заключение сего письма умоляю Тебя, как друга, пред которым я благоговею за его благочестие, убегайте ядовитых обольстительных речей (писем), искушающих тебя, подобно змиям, и желающих удалить тебя от животворного древа Истины. Пребудем твердыми и непреклонными в предпринятом нами с 1922 года исповедании за Истину Божию, чтобы Господь не отнес к нам голоса пророка: «Жрецы мои отвергошаса закона моего и оскверниша святая моя, между святым и скверным не разлучаху» (Иезек. XXII, 26), но все для них было одинаково. Вспомни вместе нами читанного великого исповедника Феодора Студита, когда он прекратил общение с Патриархом только за то, что тот не хотел лишить сана священника, сознательно совершившего незаконное венчание. Вспомни и другого исповедника св. Максима, который говорил: «Если и вся вселенная будет причащаться с отступившим Патриархом, то я один не причащусь с ним вовек». Вот Благодатию Божиею будем подражать сим исповедникам.

Мир Тебе.

Е<пископ> Виктор

(Цитируется по книге: Л. Сикорская. Вятский Исповедник: Святитель Виктор (Островидов). Жизнеописание и труды. Стр. 304-309).

 

Скопировать ссылку