Сергианство появилось в Российской Церкви в 1927 г. когда временный заместитель патриаршего Местоблюстителя, находящегося в ссылке, митр. Сергий (Страгородский) совершил грех предательства Христа, пойдя на тайный сговор с врагами Его – большевиками, с целью подчинить Церковь коммунистической идеологии. Не имея на то канонических полномочий, он собрал свой синод единомышленников и 29 июля издал декларацию ко всей Российской Церкви, в которой выдвинул ранее осужденную Церковью обновленческую идею соединения церкви с большевистским режимом, «радости и печали» которого объявлялись радостями и печалями Церкви. Далее им были отменены молитвы о «в тюрьмах и в изгнании сущих» и введены молитвы за советскую власть. В самый разгар гонений митр. Сергием было объявлено на весь мир, что никаких гонений на Церковь в СССР нет, а все мученики за веру являются политическими преступниками. Декларация митр. Сергия и его новый курс были отвергнуты большинством епископата, во главе с тремя Местоблюстителями, указанными в завещании патр. Тихона. Произошел раскол, в результате которого образовалась сергианская «церковь» признанная советским режимом как официальная. В 1943 г. эта церковь была переименованная Сталиным из Российской в «Русскую Православную Церковь Московского Патриархата», и называется таковой до сего дня. По благословлению сергианской советской церкви подлинная Российская Православная Церковь беспощадно уничтожалась большевиками как «контрреволюционная организация» и была вынуждена уйти в катакомбы и частью сохранялась за границей. Для обоснования своего предательства сергианство позже обросло еретическим учением, согласно которому большевизм был объявлен «Богом данной властью», а коммунистический строй «самым христианским и свободным в мире». Став неотъемлемой частью богоборческого режима и органов НКВД-КГБ советская церковь, возглавляемая ныне «патриархом» Кириллом, и по сей день продолжает вести войну с истинной Церковью и верой, прикрываясь наименованием «Русской православной церкви».

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский

ВОЗЗВАНИЕ 1955 г.
(По поводу исповеднического подвига Палестинских монахов,
не признавших власти Московской патриархии)

Икона Св. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца

«АЩЕ ЗАБУДУ ТЕБЕ, ИЕРУСАЛИМЕ, ЗАБВЕНА БУДИ ДЕСНИЦА МОЯ», — восклицал пророчески Царь Давид, еще в дни благополучия Сиона. С горечью воспевали тот псалом иудеи, во время Вавилонского пленения.

Любил Иерусалим Господь Иисус Христос, проливая слезы о грядущих на него бедствиях.

Священный для ветхозаветных иудеев Иерусалим стал еще более священным для Христиан освятившись стопами, а потом и кровию Божественного Спасителя нашего Господа Иисуса Христа.

Как только прекратились гонения на христиан, к нему устремляться стали паломники со всех стран, где прославлялось Имя Христово, начиная от Царицы Елены, обретшей Крест Господень и построившей в священных местах земного пути Христова ряд великолепных храмов.

Места те наполнились также монастырями, в которых подвижники искали себе и указывали другим путь спасения.

Порабощение тех стран иноверными восточными народами не уменьшило почитание Святой Земли христианами. Западные народы предпринимали походы для их освобождения, не достигши, однако, желанной цели.

С крестившейся же тогда Руси, с самого начала в ней Христианства, пошли новые паломники.

Русская Церковь, с первых ее времен, находилась в тесном общении со Святой Землей. Все приходившее или принесенное со Святой Земли было священным в очах русских людей. Предельной же целью благочестивых людей было посетить Святую Землю. Отдельным лицам то удавалось даже во времена, когда то было сопряжено с неимоверными трудностями; в прошлом же веке, потоки паломников почти не переставая текли туда.

Для облегчения паломничества была создана Русская Духовная Миссия в Иерусалиме и Палестинское Общество, которые приобрели в собственность ряд участков в священных местах, и на них появились русские обители.

Те обители, с одной стороны, давали возможность русским людям, прибывшим туда, иметь пристанище во время поклонения святым местам, а желавшим даже и остаться там до конца своей жизни. С другой стороны, те обители, благодаря лившимся из России средствам, могли развивать широкую просветительную деятельность среди местного населения и тем оказывать существенную поддержку местному Иерусалимскому патриархату.

Все то изменилось с наступлением горестных для России времен.

С начала 1-ой мировой войны прекратился поток паломников и средств для деятельности наших святых обителей, а с окончанием ее, после крушения Русского Государства, положение их стало еще тяжелее. После же 2-ой и разделения Палестины между Королевством Иорданом и восстановленным государством Израиль появились новые бедствия и опасности.

Обители, оказавшиеся в Израиле, были лишены части своего имущества и переданы в ведение Московского патриарха.

Обители же в Королевстве Иордан остались в составе Русской Зарубежной Церкви, несмотря на попытки Московской патриархии подчинить их себе; те Обители и другие православные Русские учреждения там отказались подчиниться Московскому патриарху из-за связанности его с Советским правительством.

Последнее стремится подчинить себе и распространить свое влияние на все народы и всеми способами.

Ради того, на Ближнем Востоке, учитывая прежнее значение Православной России и ее славу среди православных народов, Советское правительство, будучи врагом Церкви и религии, выставляет себя там их покровителем и всячески стремится установить влияние на Ближнем Востоке патриарха Московского, находящегося в руках Советской власти.

Если бы не было противодействия той деятельности, она могла бы иметь большой успех и места, с дорогими всему Христианскому миру именами, могли бы стать базами для влияния противохристианского.

Однако, тот замысел и деятельность встретили неодолимое препятствие в лице бедных, и воистину Святых Обителей и Русских православных учреждений на Святой Земле.

Зная подчиненность Московской церковной власти Советскому правительству, зная, что Московский патриарх не есть свободный служитель Бога и Его Церкви, а невольник богоборческой власти, те Святые Обители и учреждения отказались признать его власть и остались в подчинении власти свободной части Русской Церкви — Архиерейскому Синоду Русской Православной Церкви заграницей, хотя через признание могли бы иметь большие материальные выгоды.

Русские Обители на Святой Земле — есть олицетворение чистой христианской совести на Ближнем Востоке и их наличие и исповедание не дают православным народам там раскрыть свои сердца для влияния церковной власти, находящейся в зависимости от врага Церкви и Бога.

Мужественный подвиг исповедания истины теми Обителями вызывает чувство умиления и достоин преклонения пред ним.

Естественно и необходимо, чтобы Русские люди зарубежом признали своим долгом оказание поддержки, моральной и материальной помощи, тому славному подвигу престарелых монахинь и монахов, терпящих большую нужду во всем, но крепких духом.

Для организации того дела Архиерейским Синодом учрежден Палестинский Комитет под моим председательством.

Приступая к учреждению по всему Зарубежью представительств Комитета, призываю всех православных оказать им содействие и дело помощи Обителям и православным учреждениям на Святой Земле признать своим священным долгом Церкви и Святой Руси, которая так искренно и благоговейно почитала Иерусалим.

«АЩЕ ЗАБУДУ ТЕБЕ, ИЕРУСАЛИМЕ, ЗАБВЕНА БУДИ ДЕСНИЦА МОЯ».

+ Архиепископ ИОАНН.


Источник: Православная Русь. №21, 1955. Стр. 5.

Скопировать ссылку